Мнение специалистов

Международное сотрудничество

Обобщение
работы консультантов судов Гомельской области по вопросам оказания правовой помощи иностранным государствам, исполнения ходатайств о признании и разрешении принудительного исполнения судебных решений.

     Отделом организационного обеспечения деятельности судов, в соответствии с планом работы главного управления юстиции Гомельского облисполкома, осуществлен анализ работы по вопросам оказания правовой помощи иностранным государствам, исполнения ходатайств о признании и разрешении принудительного исполнения судебных решений в соответствии с конвенциями и международными договорами, подписанными и ратифицированными Республикой Беларусь.
     За рассматриваемый период 2008 года главным управлением юстиции Гомельского облисполкома продолжалась работа в области реализации программ международного сотрудничества, направленная на обеспечение своевременного рассмотрения запросов о правовой помощи по гражданским семейным и уголовным делам, оказание надлежащей правовой помощи гражданам. В данной сфере рассмотрено более 605 документов по вопросам международной правовой помощи. По линии судебной деятельности управлением рассмотрено около 252 судебных поручений о совершении отдельных процессуальных действий, а также 353 ходатайства о признании и разрешении принудительного исполнения на территории иностранных государств решений судов Гомельской области. Рассмотренные документы, в случае их соответствия положениям международных договоров, направлялись на исполнение в компетентные белорусские и иностранные органы. 
     Работа по рассмотрению обращений граждан по вопросам оказания международной правовой помощи осуществлялась в соответствии с положениями действующего законодательства, на основе международных обязательств Республики Беларусь. Рассмотрено 10 заявлений. По результатам их рассмотрения давались разъяснения норм международных договоров, белорусского законодательства о порядке защиты их прав и интересов, 2 обращения направлено в компетентные иностранные органы для рассмотрения по существу. Заявления касались, в первую очередь, вопросов взыскания с граждан, проживающих на территории иностранных государств, алиментов по вступившим в силу решениям судов.
     Следует отметить, что судами Гомельской области в целом соблюдаются требования международных конвенций и договоров о правовой помощи. Однако продолжали иметь место отдельные недостатки, которые требовали своего устранения.
Первой причиной, которая приводила к возврату указанных пакетов документов, является небрежное отношение к изготовлению документов, использование ранее подготовленных файлов без их должной коррекции,  грамматические ошибки.
      При оформлении ходатайств не указывался полный, точный адрес, согласно существующему административно-территориальному делению, особенно это касается документов, направляемых в Российскую Федерацию. Не истребовалось у заявителя указания полного адреса, в частности при оформлении  ходатайств о вручении документов и производстве отдельных процессуальных действий. Полный адрес подразумевает указание не только города или поселка, но и федеральной административной единицы, будь то  республика, край, область или автономный округ. Наиболее часто указанные недостатки возникали при адресации документов в Уральские, Сибирские и Дальневосточные регионы Российской Федерации. Это особенно важно с учетом их большой удаленности от Республики Беларусь. Подобные требования распространяются в отношении административных единиц  иных государств.
     В справках об исполнении ходатайств о взыскании алиментов не всегда указывалась дата, с которой необходимо исполнять решение на территории запрашиваемой стороны, а в случае длительного неисполнения решения не указывалась причина, по которым оно не исполнялось (в частности законодательством Украины установлен трехгодичный срок давности и истечение указанного срока является основанием к отказу в выдаче разрешения на принудительное исполнение).
     Каждое ходатайство, как и все документы, направляемые учреждению юстиции иностранного государства в порядке оказания правовой помощи, должны быть  заверены подписью судьи и печатью суда (п.28 Методических рекомендаций «О порядке оказания учреждениями юстиции Республики Беларусь правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям» утв. Приказом Минюста №55 от 26.03.2003 г.). Данное нарушение ранее было наиболее характерным, в настоящее время имеют место лишь единичные случаи.
     Продолжают иметь место ходатайства и поручения, адресованные компетентному суду одного государства, а по тексту документа в действительности требуется их направление в другое государство.
     Переводы документов. Согласно п.25 Методических рекомендаций «О порядке оказания учреждениями юстиции Республики Беларусь правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям», — «…перевод текста просьбы (ходатайства, поручения) и прилагаемых документов на иностранный язык должен быть осуществлен официальным переводчиком, заверен его подписью, скреплен печатью учреждения, обладающего правом на осуществление такого рода действий». Перечень требований исчерпывающий. Судам обращалось внимание на безусловное наличие заверительной надписи, а также печати учреждения и подписи с наименованием должности и личными реквизитами лица обладающего правом на осуществление профессиональных переводов.
     Дополнительно обращалось внимание на сроки назначения судебных заседаний и время отправки документов. Разница между датой отправки документов и датой судебного заседания, о котором извещается сторона по делу, должна быть не менее трех месяцев. Хотя в этой части установить точные сроки исполнения не всегда возможно, судам в тоже время предложено исходить из существующей практики прохождения документов и учитывать удаленность того или иного региона, особенно в отношении Российской Федерации, а также государств дальнего зарубежья, куда направленные документы проходят достаточно большое  количество инстанций.
     В отдельных ходатайствах неверно указывается год вынесения судебного решения, хотя в пакете документов находится это же решение.
     В соответствии со ст. 52 Конвенции “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам”, подписанной 22.01.1993 г. в г. Минске, указано — выненесенные учреждениями юстиции каждой из Договаривающихся Сторон и вступившие в законную силу решения (в том числе решения о расторжении брака), не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях Договаривающихся Сторон без специального производства. То есть, решение суда о производстве отметки в актовой записи о расторжении брака суды правомочны самостоятельно направить компетентному органу России либо Украины. Данное положение дополнительно доведено до сведения судов.
     Одновременно главным управлением юстиции возвращались документы иностранных судов. Наиболее характерными причинами возврата документов иностранных судов (в первую очередь Российской Федерации) на переоформление материалов о правовой помощи в рамках международных договоров являлось:
— нарушение порядка международных сношений между компетентными судами иностранных государств. В поручениях судьи указывают на необходимость направления документов, составленных в связи с исполнением поручений, непосредственно в их адрес. В свою очередь при исполнении поручений судов Гомельской области иностранные суды направляют документы, составленные в связи с их исполнением (неисполнением), непосредственно в адреса подведомственных учреждений.
— инициаторы запросов, направляли документы, минуя уполномоченные органы юстиции — Министерство юстиции Российской Федерации и его территориальные органы, которые являются наблюдательным органом и согласно возложенным на них функциям отслеживают исполнение запросов о международной правовой помощи, нарушение установленного порядка сношений. Это приводит к длительной переписке между органами юстиции и судами по выяснению причин неисполнения запросов о правовой помощи. Кроме того, при отсутствии сведений об исполнении запросы направляются компетентными органами – инициаторами запросов, однако эти документы также должны направляться в органы юстиции, которые в свою очередь осуществляют поиск документов. В связи с направлением судами Российской Федерации материалов о правовой помощи непосредственно в суды Гомельской области такие материалы возвращались в связи с не соблюдением субординации, а также нарушением установленного порядка международных сношений. 
     Иные наиболее характерные нарушения иностранных учреждений юстиции:
— документы подписываются (заверяются) секретарями судебного заседания, помощниками судей, скрепляются печатью канцелярии суда, документы, объем которых превышает один лист не прошиваются. Согласно норм международных договоров документы, составленные на территории одного из Договаривающихся государств, действительны на территории другого при условии их составления по установленной форме уполномоченным лицом и скреплении гербовой печатью;
— при направлении поручения для исполнения на территории иностранного государства судами не всегда назначается срок судебного заседания, достаточный для исполнения поручения (судебное заседание должно быть назначено не ранее, чем через 6-10 месяцев после направления поручения, это обусловлено сложившейся международной практикой, а также требованиями отдельных государств о том, что документы должны быть вручены ответчику не позднее, чем за 30-90 дней до судебного разбирательства);
— не соблюдаются формы поручения, а именно: отсутствие адреса лица, в отношении которого необходимо произвести процессуальные действия, искажение наименований государств и заключенных договоров, отсутствие сведений о документах, подлежащих вручению;
— не принимаются меры по установлению нового места жительства лица, в отношении которого требуется произвести процессуальные действия;
отсутствие необходимых и (или) надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих невозможность исполнения поручения;
— при направлении ходатайства о признании и приведении в исполнение на территории Республики Беларусь решения российского суда в пакете документов отсутствует документ о том, что ответчик был надлежащим образом уведомлен о дате и месте судебного заседания, вместе с тем основным отказом в признании является то основание, что ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд.
     Необходимо отметить, что большинство стран – участников Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам 1965 года при присоединении к ней сделали заявления о том, что вручение возможно только в порядке, установленном настоящей Конвенцией, и направление судебных документов в адрес ответчиков почтой не является надлежащим вручением;
— иногда вместо ходатайства от имени истца по делу о взыскании алиментов суды представляют в органы юстиции ходатайство, составленное от имени суда. Между тем, ходатайство от имени суда о разрешении принудительного исполнения на территории другого государства судебного решения составляется лишь в случаях, когда суду необходимо взыскать в доход государства суммы государственной пошлины. В остальных случаях ходатайство должно представляться от имени заинтересованной стороны по делу.
В суды Гомельской области продолжают поступать исполнительные листы  о взыскании денежных сумм с должников, проживающих за пределами Российской Федерации. 
     Направляемые определения российских судов о производстве отдельных процессуальных действий без поручения также не действительны за пределами Российской Федерации. В соответствии с п. 4 ст. 407 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд в Российской Федерации может обращаться в иностранные суды с поручениями (просьбами) о совершении отдельных процессуальных действий. Поручение это самостоятельный документ, оформленный в соответствии с требованиями международного договора, являющийся необходимым для проведения соответствующих процессуальных действий. 
     Объем правовой помощи, оказываемой Договаривающимися сторонами, предусмотрен международными договорами и представляет собой исчерпывающий перечень, который не может быть произвольно дополнен или расширен. Так, например, в этот объем не входит направление документов, не подлежащих исполнению на территории иностранных государств – решений и приговоров судов о лишении свободы, о конфискации имущества, о взыскании штрафов за административные правонарушения и др..
     В частности, главным управлением юстиции обращалось внимание на исполнение Республикой Беларусь Конвенции «О взаимном признании и исполнении решений по делам об административных нарушениях правил дорожного движения» только в отношении государств ратифицировавших указанный международный правовой акт. В Российской Федерации в настоящее время необходимые процедуры не завершены, однако со стороны указанного государства продолжают поступать административные протоколы за нарушение ПДД. Данные документы возвращались с указанием причин невозможности их исполнения.
     Имеют место случаи повторного возврата документов в суды для переоформления по тем же основаниям, по которым они уже возвращались, что существенно затягивает сроки исполнения поручений об оказании международной правовой помощи. 
     Продолжают иметь место единичные факты обращения в адрес Главного управления юстиции и судов Гомельской области граждан по поводу приведения в исполнение на территории Республики Беларусь решения иностранного суда без соблюдения необходимой процедуры и порядка оформления документов. Данные факты свидетельствует о том, что суды, вынося решение об имущественных взысканиях с лиц, проживающих на территориях иностранных государств, не разъясняют гражданам, в пользу которых вынесены эти решения, порядок их исполнения на территории Республики Беларусь. 
     На все выявленные нарушения компетентным органам иностранных государств направлены информационные письма с указанием конкретных причин возврата и устранения выявленных недостатков.
     В целом работу консультантов судов Гомельской области по вопросам оказания правовой помощи иностранным государствам, исполнения ходатайств о признании и разрешении принудительного исполнения судебных решений следует считать удовлетворительной.

 

Место государственной регистрации, юридический адрес или место нахождения?

В юридической литературе и хозяйственных договорах достаточно часто употребляется термин «юридический адрес». Его указывают в учредительных документах при регистрации вновь созданных субъектов хозяйствования. Но действующие законодательные акты такого понятия не содержат, оно упоминается в подзаконных актах и включается в формы различных бланков. Например, в п. 2.1 ранее действовавших Правил регистрации и учета автомототранспортных средств на территории Республики Беларусь, утв. приказом Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 19.03.1999 № 45, указывалось, что транспортные средства субъектов хозяйствования регистрируются по месту государственной регистрации собственника (юридический адрес).
Однако такое нормативно установленное тождество понятий «место государственной регистрации» и «юридический адрес» является исключением, а не правилом. 
Одновременно п. 4 Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования (далее — Положение) (утв. Декретом Президента Республики Беларусь от 16.03.1999 года № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования) устанавливает, что «государственная регистрация субъектов хозяйствования производится по месту их нахождения». А в соответствии с п. 2 ст. 50 Гражданском кодексе Республики Беларусь (далее — ГК) «место нахождения юридического лица определяется местом его государственной  регистрации,   если   в соответствии с законодательными актами в учредительных документах юридического лица не установлено иное». По мнению автора, из сопоставления этих норм следует вывод, что законодательно установлено тождество понятий «место нахождения» и «место государственной регистрации».
Термин «место нахождения» присутствует в Законе Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (ст. 4) и других законах, регламентирующих деятельность субъектов хозяйствования.
Практика свидетельствует о настоятельной необходимости законодательного закрепления понятия «место нахождения», во-первых, для нормальной и прогнозируемой работы фискальных и регистрирующих органов, во-вторых, для обеспечения прозрачности в  деятельности юридических лиц.
Так, например, на практике имела место регистрация субъекта хозяйствования — ООО «Судоходная компания» на дебаркадере, что вызывало крайне негативную реакцию представителей фискальных органов. В данном случае местом нахождения юридического лица являлся – дебаркадер — плавучее несамоходное сооружение (чаще всего понтон с двух-, трехэтажной надстройкой) для причаливания, стояни и отправления речных судов (плавучая пристань). По мнению министерства юстиции, также не допустимо использовать в качестве места нахождения органа управления юридического лица, такие помещения, как бомбоубежища, складские, подсобные помещения, торговые залы, где отсутствует выделенное помещение, в котором мог бы осуществлять свою деятельность не только орган управления, а также представители контролирующих органов. 
Но прямого запрета па размещение юридического лица в подобных местах дей-ствующее законодательство не содержит.
Нынешняя ситуация обусловлена тем, что ни Налоговый кодекс (далее — НК), ни иные подзаконные акты налогового законодательства, ни гражданское законодательство не содержат определений понятий «место государственной регистрации», «место нахождения»  юридического лица.
По смыслу норм гражданского законодательства, под таким местом, следует понимать населенный пункт, в котором находится регистрирующий орган, в юрисдикцию которого входят полномочия осуществить государственную регистрацию организаций, учреждений, предприятий. А это заставляет усомниться в тождестве понятий «место государственной регистрации» и «место нахождения», т.к. далеко не всегда населенные пункты, в котором находится регистрирующий орган и зарегистрированное им юридическое лицо, совпадают.
В связи с этим НК привязывает место нахождения организации к месту нахождения и осуществления действий ее органами, то есть определенными физическими лицами: участниками, руководителями и иными уполномоченными лицами. Таким образом, место государственной регистрации напрямую связано с местом совершения определённых действий. Среди действий, которые осуществляют организации, можно выделить те, которые присущи любым из них, независимо от целей, для которых они создаются. К таковым действиям, в первую очередь, относятся действия по руководству (управлению) юридическими лицами. Нельзя не согласиться с утверждением, что организация в связи формальным ее характером существует лишь тогда, когда осуществляет деятельность, а это возможно только при участии человека.
Именно поэтому налоговое законодательство определяет место нахождения организации как место её регистрации либо место управления ею, вплоть до места жительства ее руководителя, учредителя (участника).
В ГК понятие «место нахождения» не раскрывается. В частности, п. 2 ст. 48 ГК устанавливает, что «в учредительных документах юридического лица должны определяться наименование юридического лица, место его нахождения…». А в п. 3 ст. 50 ГК излагается то же самое, но в другой комбинации слов: «наименование и место нахождения юридического лица указываются в его учредительных документах». Двойное упоминание в ГК о необходимости зафиксировать в учредительных документах место нахождения свидетельствует о том, что данный вопрос имеет принципиальную важность для дальнейшей судьбы юидического лица. И действительно, место нахождения юридического лица — признак обязательный для каждого действующего субъекта хозяйствования, так как неясности и неточности в вопросе о месте нахождения последнего в определенных си-туациях могут стать основанием для отказа в его регистрации или даже (при неоднократном либо грубом нарушении законодательства по данному вопросу) причиной для ликвидации. В частности, в соответствии с п. 34.1. Положения: «Основаниями для отказа в государственной регистрации являются следующие фактические обстоятельства, содержащиеся в документах, поданных для государственной регистрации, либо выявленные регистрирующим органом в результате их сокрытия (указания недостоверных сведений) в этих документах:
коммерческая или некоммерческая организация расположена в жилом помещении (за исключением частного унитарного предприятия, создаваемого физическим лицом) без соответствующего решения местного исполнительного и распорядительного органа или по месту нахождения (в одном помещении) другой коммерческой или некоммерческой организации».
П. 5 Положения в качестве исключения допускает государственную регистрацию частного унитарного предприятия по месту нахождения жилого помещения, в частности указывается: «местонахождением частного унитарного предприятия может являться жилое помещение (квартира, жилой дом) физического лица – собственника имущества частного унитарного предприятия (далее – жилое помещение) в одном из следующих случаев:
жилое помещение принадлежит ему на праве собственности (находится в долевой или совместной собственности) – с согласия иного собственника (всех собственников), а также всех совершеннолетних членов его семьи (и членов семьи всех собственников), проживающих в этом помещении;
он постоянно проживает в жилом помещении (за исключением жилого помещения государственного жилищного фонда), о чем свидетельствуют соответствующий штамп (штамп о регистрации по месту жительства) в паспорте либо сведения в карточке регистрации (домовой книге), – с согласия собственника (всех собственников) жилого помещения частного жилищного фонда, а также проживающих в данном помещении всех совершеннолетних членов семьи собственника (всех собственников)».
При этом с собственника жилого помещения взимается плата за коммунальные услуги и иные платежи, связанные с эксплуатацией такого помещения, в порядке, определяемом Советом Министров Республики Беларусь.

Согласно п. 6 названного Положения: «Деятельность субъектов хозяйствования является незаконной и запрещается:
• если государственная регистрация осуществлена на основании недостоверных данных, представленных собственниками имущества (учредителями, участниками) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем в регистрирующие органы;
• при осуществлении производственной деятельности (выполнении работ, оказании услуг) в жилом помещении, являющемся местонахождением частного унитарного предприятия, без перевода этого помещения в нежилое в порядке, установленном законодательством».

Ранее в п. 23 Положения содержалось требование об обязательном предоставлении гарантийного письма или другого документа (договора купли-продажи, договора аренды, технического паспорта), подтверждающего право на размещение коммерческой или некоммерческой организации по месту нахождения. В настоящее время такая норма отсутствует, ответственность за соответствие предоставляемых данных возложена на учредителей.  Новация Положения (в ред. Декрета Президента Республики Беларусь № 8 от от 17.12.2007 года), в котором отсутствует норма о необходимости предоставления гарантийного письма породила целый шквал запросов и разъяснений, которые как всегда разделились.
Официальная точка зрения министерства юстиции, распространенная в письме от 08.02.2008 г. № 10-07/423-1, состоит в том, что с момента вступления в силу Декрета № 8 усматривается возможность  ограничиться указанием в учредительных документах данных  об административно-территориальных единицах, в пространственных пределах которых в порядке, предусмотренном законодательством, создан и действует местный исполнительный и распорядительный орган, осуществляющий полномочия по государственной регистрации субъектов хозяйствования (например, Фрунзенский район города Минска, Смолевичский район Минской области).  «Соответственно, в дальнейшем обязанность внесения изменений в учредительные документы возникнет лишь в случае если место нахождения юридического лица изменится на иной конкретный адрес в рамках другой административно-территориальной единицы».  Однако, во-первых, такое радикальное новшество неоднозначно было воспринято даже самими сотрудниками регистрирующих органов.   Во-вторых, отсутствие обязанности предоставлять документ для подтверждения места нахождения юридического лица не отменяет обязанности  указания соответствующих сведений согласно п.2 ст. 48 ГК. В-третьих, разъяснение министерства юстиции, содержащееся в указанном письме не согласуется с нормами налогового законодательства.    
Указывать неточное (недостоверное) место нахождения  не советуем, т.к. согласно п.6 Положения в таком случае деятельность субъектов хозяйствования является незаконной и запрещается. В соответствии с ч. 1. ст. 12.7. Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21.04. 2003 (далее – КоАП) в случаях, когда государственная регистрация была осуществлена на основании недостоверных данных  это «влечет наложение штрафа … на юридическое лицо – до пятисот базовых величин с конфискацией дохода, полученного в результате такой деятельности, или лишение права заниматься определенной деятельностью».

Согласно п. 1.9.5. ст. 22 НК в обязанности плательщика налогов входит сообщать в налоговый орган по месту постановки на учет об изменении места нахождения организации или места жительства индивидуального предпринимателя – в срок не позднее десяти рабочих дней со дня такого изменения.
Нормы гражданского законодательства отводят на выполнение таких действий срок, который более чем в 2 раза превышает нормы налогового законодательства. Если в первом случае, возможно ограничиться письменным сообщением на фирменном бланке организации, оформленном в двух экземплярах, с обязательным получением на втором экземпляре входящего номера ИМНС, даты получения, а также подписи и расшифровки подписи должностного лица, получившего сообщение, то процедура, предусмотренная гражданским законодательством, в отличии от налогового, гораздо более сложная.
Согласно п. 10 Положения: «коммерческие и некоммерческие организации обязаны в месячный срок внести в свои учредительные документы соответствующие изменения и (или) дополнения и представить их в установленном порядке для государственной регистрации в случае:
• создания (ликвидации) обособленных подразделений (представительств, филиалов);
• изменения целей и видов деятельности, если на осуществление таких видов деятельности требуется получение специального разрешения (лицензии), наименования, в том числе при сохранении организационно-правовой формы юридического лица, местонахождения организации, размера уставного фонда, порядка образования имущества и распределения прибыли, порядка солидарной или субсидиарной ответственности собственников имущества (учредителей, участников) организации, а также других фактических обстоятельств, сведения о которых в соответствии с законодательством должны содержаться в учредительных документах».
При нарушении данной нормы в соответствии с ч. 1 ст. 23.64. КоАП, а конкретно за: «невнесение изменений и дополнений в учредительные документы юридического лица руководителем, учредителем, участником, собственником имущества юридического лица, а также другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, и (или) непредставление учредительных документов для государственной регистрации в случаях и сроки, установленные законодательством, – влекут наложение штрафа в размере от десяти до пятидесяти базовых величин».
Т.е. от 350 000 до 1 750 000 рублей, размер этих сумм достаточно внушителен, чтобы неосмотрительно пренебречь указанными обязанностями. 
Как видно, из вышеизложенного, именно налоговые органы заинтересованы в наиболее полном и правильном толковании понятия «место нахождения». Возможно, именно поэтому в НК достаточно подробно указано, в каких случаях и что конкретно следует понимать под местом нахождения юридического лица- плательщика-организации.

Как уже упоминалось, под местом нахождения в п. 5  Положения понимается жилое помещение (квартира, жилой дом).
При этом, осуществление производственной деятельности (выполнение работ, оказание услуг) в жилом помещении, являющемся местонахождением частного унитарного предприятия, не допускается без перевода этого помещения в нежилое в порядке, определенном законодательством».
А в п. 1.6. ст. 22 НК содержится обязанность для плательщика налогов «обеспечивать должностным лицам налоговых органов, прибывшим для проведения выездной налоговой проверки, возможность осуществления их прав и обязанностей, включая предоставление помещений, пригодных для рассмотрения и оформления необходимой документации». 
 Согласно ч. 1. ст. 18 НК под «местом жительства физического лица признается место (населенный пункт, дом, квартира или иное жилое помещение), где это физическое лицо постоянно или преимущественно проживает, а при невозможности установить такое место – место жительства (при его отсутствии – место пребывания), указанное в документе, удостоверяющем личность, либо другом документе о регистрации, либо место нахождения имущества этого лица».
  Представляется важным отметить, что в ГК БССР (1964 г.) несколько иначе решался вопрос о месте нахождения, по сравнению с действующим ГК. В соответствии со ст. 31 ГК БССР (1964 г.) местом нахождения юридического лица признавалось место нахождения его постоянно действующего органа, а не место государственной регистрации. Действенность данной нормы ГК 1964 г. была доказана самой жизнью, поэтому законодатель решил восстановить ее в НК.
Между нормами действующих ГК и НК принципиальных различий нет. В п. 1 ст. 15 НК также как и в ГК место нахождения определено как место регистрации юридического лица. Но НК содержит нормы, которые могут стать неприятным сюрпризом для не-добросовестных руководителей субъектов хозяйствования, осуществляющих свою деятельность без государственной регистрации, без получения соответствующих специальных разрешений (лицензий), скрывающих свое имущество и (или) иные документальные подтверждения деятельности.
Со вступлением в силу НК у фискальных органов расширились возможности для упрочения своих позиций. Согласно ч. 1 п. 2 ст. 15 НК «при отсутствии (бездействии) государственной регистрации местом нахождения организации признается место нахождения его высшего органа управления (место, где осуществляются его полномочия в соответствии с уставом или иными учредительными документами)». Ч. 2 и 3 п. 2 ст. 15 НК предусматривают, что при отсутствии (бездействии) высшего органа управления местом нахождения организации признается место, где осуществляет свои полномочия ее постоянно действующий исполнительный орган управления, а при его отсутствии (бездействии)    местом    нахождения организации признается место, где принимаются решения по вопросам создания, ликвидации и реорганизации этой организации, изменения состава учредителей (участников), увеличения и уменьшения размеров уставного фонда, приобретения или отчуждения ее имущества и другим существенным вопросам управления, либо место, в котором находятся основные бухгалтерские документы организации, либо место жительства ее руководителя, учредителя или участника.

Принимая во внимание норму ст. 5 ГК об аналогии закона и из системного толкования вышеприведенного законодательства можно сделать вывод, что под «местом нахождения» (юридическим адресом) следует понимать: обособленное служебное помещение (офис, дом, квартира, здание, сооружение и т.д., как правило, нежилое, за исключением случаев прямо оговоренных законодательными актами) расположенное в населенном пункте конкретной административно-территориальной единицы Республики Беларусь, имеющее почтовый адрес и пригодное для размещения органов управления юридического лица, рассмотрения и оформления необходимой документации.

С понятием «место нахождения» тесно связана деятельность представительств юридического лица и его филиала(ов). И представительство, и филиал могут быть расположены только вне места нахождения самого юридического лица. В данном случае нахождение филиала и представительства вне места нахождения самого юридического лица выступает как один из главных отличительных признаков обособленных подразделений. Это позволяет контролирующим и регистрирующим органам определять, соответствуют ли положения об указанных обособленных подразделениях нормам гражданского законодательства.

С конкретным местом нахождения юридического лица жестко увязаны и многие другие вопросы гражданского права.
Согласно ст. 14 НК: «Белорусской организацией признается организация, местом нахождения которой является Республика Беларусь, а иностранной организацией признается организация, местом нахождения которой не является Республика Беларусь».
В соответствии со ст. 414 ГК «если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица». Согласно ст. 297 ГК, если место исполнения обязательства не определено законодательством или договором, не явствует из существа обязательства, исполнение должно быть произведено в месте нахождения должника — юридического лица.
Указание на место нахождения принципиально важно и при решении вопроса о подсудности дела, так как согласно общим правилам подсудности (ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь) заявление о возбуждении дела подается в суд по месту нахождения ответчика, указанному в уставе или ином учредительном документе.

Применительно к деятельности иностранных юридических лиц законодательство применяет термин «страна, где было учреждено юридическое лицо». Согласно ст. 1111 ГК спор с участием иностранного юридического лица рассматривается в соответствии с законодательством той страны, где это юридическое лицо было учреждено. П. 1 ст. 1112 ГК устанавливает, что «гражданская правоспособность иностранного юридического лица определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо.
По мнению автора, законодательное единообразие в применении понятий «место нахождения», «юридический адрес», а также «место государственной регистрации» необходимо как для стабильной деятельности субъектов хозяйствования, так и для объективного осуществления правоприменительными и фискальными органами своих полномочий.

Леонид Дроздов, ведущий юрист
ДСУ 17 ОАО «ДСТ №2, г. Гомеля»

 

Архивы и делопроизводство

Комментарии к инструкции по делопроизводству в государственных органах и организациях Республики Беларусь

С 01 февраля 2009 года вступила в силу Инструкция по делопроизводству в государственных органах и организациях Республики Беларусь (далее — Инструкция), утвержденная постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь 19.01.2009 №4.

Основанием для пересмотра Примерной инструкции по делопроизводству в министерствах, госкомитетах и других центральных органах управления, учреждениях, организациях и на предприятиях Республики Беларусь», утвержденной приказом Комитета по архивам и делопроизводству Республики Беларусь при Совете Министров Республики Беларусь от 23.05.1995 № 13 явились изменения в законодательстве и нормативных правовых актах по документационному обеспечению управления, которые произошли за время действия СТБ 6.38-2004. Кроме того, необходимо было внесены некоторые изменения и уточнения, обусловленные внедрением современной компьютерной и организационной техники.

Инструкция разработана с целью совершенствования, повышения эффективности и качества документационного обеспечения управления путем унификации состава и форм управленческих документов, технологий работы с ними. Она устанавливает общие требования к документированию управленческой деятельности и организации работы с документами в государственных органах и организациях Республики Беларусь независимо от формы собственности и организационно-правовой формы (далее – организации).

В целом, новая Инструкция не содержит кардинальных изме­нений и нормативно закрепляет отработанную десятилетиями практику делопроизводственной и архивной работы. В то же время некоторые положения в Инструкции уточнены и конк­ретизированы.

Обозначим три наиболее важных момента, которые нашли отражение в новой Инструкции.

Во-первых, закрепление в Инструкции в качестве норм законодательства основополагающие требования СТБ 6.38-2004.

В п.35 Инструкции установлено, что при подготовке и оформлении документов используются реквизиты, состав и порядок расположения которых установлен СТБ 6.38-2004. Вопрос о юридической силе СТБ 6.38-2004 теряет свою актуальность в связи с включением всех его ключевых положений в акт законодательства Республики Беларусь, обязательный для применения всеми организациями страны. Организациям, которые ранее игнорировали требования СТБ 6.38-2004, придется провести значитель­ную работу но приведению своих локальных нормативных правовых актов в соответствие с требованиями, установ­ленными стандартом и Инструкцией.

Второй важный момент, получивший отражение в Инструк­ции, — нормативное закрепление возможности использования уг­ловых штампов при оформлении документов. На законодатель­ном уровне использование угловых штампов при оформлении до­кументов допускалось и до принятия новой Инструкции. В част­ности, статьей 10 Закона Республики Беларусь «О государ­ственных символах Республики Беларусь», принятого в 2004 году, установлено, что изображение Государственного герба Респуб­лики Беларусь должно помещаться на печатях, угловых штам­пах и бланках документов всех государственных организаций. Вместе с тем, действовавшая ранее Примерная инструкция по делопроизводству, иные акты законодательства Республики Бела­русь в сфере делопроизводства никак не регламентировали вопро­сы применения угловых штампов.

Отметим, что в отношении штам­пов в Инструкции применен подход, при котором состав его рек­визитов, порядок их расположения и оформления должны соот­ветствовать составу, порядку размещения и оформления рекви­зитов бланка.

Наконец, весьма существенные изменения в новой Инструк­ции претерпели правила структурного деления текстов до­кументов (глава 5 «Требования к текстам документов»). В частности, в Инструкции закреплен принцип структурного де­ления текстов, соответствующий правилам, установленным для оформления аналогичных документов, относящихся к норматив­ным правовым актам Республики Беларусь. Например, новые правила предусматривают сквозную нумерацию пунктов в сложных документах, объединение при необходимости пунктов в главы и т. п. В основном нововведения коснутся оформления локальных нормативных правовых актов (организационных документов — уставов, положений, инструкций, правил).

Что обращает на себя внимание при сравне­нии новой Инструкции с действовавшей ранее Примерной инструкцией по делопроизводству? Прежде всего, это отсутствие в новой Инструкции норм, регулирующих воп­росы составления сводных описей дел и передачи дел на государственное хранение. Составление сводных описей дел по общему правилу должно осуществляться в архиве организа­ции, поэтому данный вид деятельности не является предме­том регулирования Инструкции по делопроизводству. То же касается и передачи дел на государственное хранение: в государственный архив должны поступать дела, находящиеся на архивном, а не на оперативном хранении. Соответствую­щие аспекты архивной работы найдут полное отражение в Пра­вилах работы архивов организаций, подготовка которых нач­нется в 2009 году на основе научно-методических разработок, осу­ществленных БелНИИДАД в 2006 — 2008 гг.

Отметим, что подготовка новых правил, которые заменят ныне действующие Основные правила работы архивов централь­ных и местных органов государственной власти и управ­ления, учреждений, организаций и предприятий Респуб­лики Беларусь, — процесс не менее сложный и трудоемкий, чем подготовка Инструкции по делопроизводству. Поэтому новые правила, в качестве нормативного правового акта Республики Беларусь, появятся не ранее 2010 года.

В новой Инструкции выделена отдельная глава, регулирующая порядок уничтожения документов с истекшими сро­ками хранения. В Примерной инструкции по делопроизводству соответствующие вопросы в отдельную структурную единицу текста не выделялись и рассматривались в рамках раздела «Передача дел в ведомственный архив и на государствен­ное хранение», что требовало от практических работников хо­рошего знания всего документа и вызывало некоторые затруд­нения, особенно у молодых специалистов.

Следует обозначить некоторые положения, которые в Инструкции уточнены и конк­ретизированы.

1. Прежде всего, это касается регистрации и формирования в дела распорядительных документов по личному составу. Пунктом 142 новой Инструкции установлено, что регистраци­онным индексом распорядительного документа (приказа, рас­поряжения) по личному составу является порядковый регистраци­онный номер, присваиваемый ему в пределах делопроизводствен­ного года, дополненный литерой «к» (для документов 75-летнего срока хранения) или «л» (для документов 3-летнего срока хране­ния).

Сравним: в действовавшей ранее Примерной Инструкции по делопроизводству содержалась норма, предусматривавшая при­своение приказам по личному составу только литеры «к» без разведения их по срокам хранения, хотя в делопроизводственной практике такая раздельная индексация кадровых приказов приме­нялось повсеместно и, безусловно, была оправдана.

В этом же пункте новой Инструкции закреплена возможность отдельной регистрации распорядительных документов определенной разновидности при их значительном объе­ме. Это позволяет заводить в организации, например, не два дела с приказами по личному составу в зависимости от сроков хране­ния, а более, исходя из практической необходимости. Например, при значительном объеме в организации приказов о командиро­вании допускается их отдельная регистрация с последующим формирование в отдельное дело, что закрепляется пунктом 172 Инструкции. Наверняка работники делопроизводственных и кадровых служб обратят внимание на включенное в Инструкцию уточне­ние о порядке формирования в дела и, соответственно, о сроках хранения некоторых разновидностей приказов по личному составу, которые отсутствуют в действующих переч­нях типовых документов с указанием сроков хранения.

В частно­сти, пунктом 172 Инструкции предусмотрено, что приказы об установлении надбавок, присвоении квалификационных категорий, разрядов, классов, заключении и продлении трудовых договоров (контрактов) формируются в одно дело (за исключением слу­чаев, указанных выше) вместе с приказами о приеме, переводе, увольнении, поощрении, премировании, в связи с чем для данных приказов должен устанавливаться 75-летний срок хранения.

Следует отметить, что новая Инструкция достаточно четко разграничивает понятия «регистрационный индекс докумен­та» и «регистрационный номер документа», так как эти понятия достаточно часто путают в делопроизводственной прак­тике. Как вытекает из содержания подпункта 139.11, регист­рационный номер — это порядковый номер, присвоенный доку­менту при его создании или получении. Регистрационный номер может быть дополнен индексом дела по номенклатуре дел, индексом применяемого в организации классификатора коррес­пондентов, вопросов деятельности, другими поисковыми призна­ками. Регистрационный номер с указанными дополнениями и яв­ляется регистрационным индексом документа. Например, регистрационный индекс исходящего письма 5-13/118 состоит из индекса дела по номенклатуре (5-13), в который будет подшита копия этого исходящего письма, и порядкового регистрационного номера исходящего документа (118). Регистрационный индекс приказа 112-к состоит из регистрационного номера приказа (112) и дополнительного поискового признака (к), который свидетель­ствует о принадлежности данного приказа к категории приказов по личному составу 75-летнего срока хранения. В том случае, если к регистрационному номеру дополнительные индексы или иные ус­ловные обозначения не добавляются, то регистрационный номер и регистрационный индекс документа совпадают, что наиболее ха­рактерно для приказов по основной деятельности.

Обратим внимание и на то, что из Инструкции исключены нормы, определяющие порядок формирования личных дел работников, так как данный вопрос регулируется Инструкци­ей о порядке формирования, ведения и хранения личных дел работников, утвержденной постановлением Комитета по архивам и делопроизводству при Совете Министров Республики Беларусь от 26.03. 2004 № 2.

Впервые в Инструкции даны четкие определения не только понятию «номенклатура дел организации», но и понятиям «типовая номенклатура дел» и «примерная номенклатура дел», установлены их различия как в содержательном, так и пра­вовом аспектах (пункт 150). Инструкция предлагает уточнен­ный порядок систематизации дел в номенклатуре (подпункт 165.2), так как в этом вопросе имелись расхождения между нор­мами действовавшей ранее Примерной инструкции и продолжа­ющими действовать Основными правилами работы архивов орга­низаций. При этом за основу взят подход, заложенный в Пример­ную инструкцию, согласно которому на первое место в номенк­латуре дел должны выноситься дела с распорядительными до­кументами, затем с организационными, за ними протоколы, планы, отчеты и др. В целях унификации нормативных требова­ний соответствующий принцип систематизации дел в номенкла­туре будет применен и в перерабатываемых в настоящее время Основных правилах работы архивов организаций.

В новой Инструкции уточнены нормы, касающиеся количе­ства экземпляров составляемой в организации номенкла­туры дел, а также порядка доведения ее разделов до заин­тересованных структурных подразделений. В частности, пунктом 156 Инструкции предусмотрено, что номенклатура дел организации, являющейся источником комплектования государ­ственного архива или имеющей вышестоящую организацию, со­ставляется в трех экземплярах, иной организации — в двух. Такой подход обусловлен необходимостью согласования номен­клатур дел в установленном порядке с данными организациями (государственным архивом, вышестоящей организацией). Соглас­но пункту 157 после утверждения сводной номенклатуры дел из нее делаются выписки, которые передаются в структурные подразделения организации для использования при формирова­нии и учета заводимых в них дел.

Таким образом, новая Инструкция, в отличие от действовав­шей ранее Примерной инструкции, а также Основных правил работы архивов организаций, не предусматривает необходимость составления, соответственно, четвертого или третьего экзем­пляров номенклатуры дел организации с последующим расформированием его для передачи в структурные подразделения. Структурные подразделения должны получать не частя утверж­денного экземпляра номенклатуры дел, а оформленные и заверен­ные в установленном порядке выписки из нее. Думаю, что прак­тическую помощь специалистам в решении этих вопросов окажут подготовленные БелНИИДАД Методические рекомендации по составлению номенклатур дел, которые содержат, в том числе, и пример оформления выписки из номенклатуры (утверж­дение указанных методических рекомендаций ожидается в бли­жайшее время ).

В новой Инструкции обращает на себя внимание то, что она в достаточно полной мере учитывает особенности работы с документами в негосударственных организациях, а так­же в государственных организациях, не являющихся ис­точниками комплектования государственных архивов. Ранее действовавшие в этой сфере нормативные и методичес­кие документы были ориентированы главным образом на орга­низации, включенные в списки источников комплектования госархивов. Например, в Инструкции четко прописаны нормы, устанавливающие обязанность вышестоящих организаций контролировать делопроизводство в подчиненных орга­низациях независимо от их формы собственности. Прак­тическое выражение такой контроль находит в создании в выше­стоящих организациях Центральных экспертных комиссий, которые обязаны согласовывать разрабатываемые подчиненны­ми структурами индивидуальные инструкции по делопроизвод­ству, номенклатуры дел, описи дел постоянного и (или) времен­ного хранения и т. п.

Определенная ясность внесена Инструкцией как в сроки составления описей дел структурных подразделений, так и в сроки их представления в архив организации. В пункте 194 закреплено, что описи дел структурных подразделений дол­жны быть составлены и оформлены в установленном поряд­ке не позднее 31 декабря года, следующего за годом завер­шения дел делопроизводством, и представлены в архив орга­низации в течение следующего делопроизводственного года. С учетом положений пункта 204 Инструкции устанавли­вается четкий порядок, согласно которому описи дел структур­ных подразделений должны составляться и оформляться в течение одного года после завершения дел делопроизвод­ством, а сводные описи дел в архиве организации — в тече­ние второго года после завершения дел делопроизводством. Соответствующие уточнения будут внесены и в перерабатывае­мые Основные правила работы архивов организаций.

Впервые на нормативном уровне в Инструкции закреплен порядок индексации описей дел структурных подразделе­ний. Пунктом 197 установлено, что номер описи состоит из индекса структурного подразделения по номенклатуре дел орга­низации, года, за который дела включают в опись (для описей дел постоянного хранения), а также буквенных обозначений «лс» или «в» — для описей дел по личному составу и временного (свы­ше 10 лет) хранения соответственно.

Впервые в Инструкцию по делопроизвод­ству включена отдельная глава, посвященная особенностям работы с документами в электронном виде. Рассмотрим ключевые моменты, получившие отражение в этой главе. Вместо достаточно устоявшегося в теории документоведе­ния и практике работы организаций понятия «лектронный до­кумент» в Инструкции используется понятие «документ в электронном виде». Это обусловлено тем, что согласно Зако­ну Республики Беларусь «Об электронном документе» электронным документом признается тот, который заверен элек­тронной цифровой подписью (далее — ЭЦП). Такой же под­ход к трактовке понятия электронный документ сохраняется и в новой редакции указанного закона, принятие которой ожи­дается в ближайшее время. Вместе с тем, в практику дея­тельности организаций разного уровня достаточно прочно вошло использование документов в электронном виде, не удостоверен­ных в порядке, определенном указанным законом. Это, прежде всего, документы, являющиеся аналогами или электронны­ми версиями бумажных документов, пересылаемые но ка­налам электронной почты с целью сокращения временных и финансовых затрат на их тиражирование и отправку по обычной почте. В настоящее время безбумажное документирование, в том числе без использования ЭЦП, находит все большее при­менение в информационном обмене между организациями.

Согласно Закону «Об электронном документе» электронный документ, заверенный ЭЦП, приравнивается к документу на бумажном носителе и имеет одинаковую с ним юриди­ческую силу. Вместе с тем, Гражданский кодекс Республи­ки Беларусь допускает — при совершении сделок сторонами (орга­низациями, гражданами) в соответствии с законодательством или предварительно заключенным соглашением использовать не только ЭЦП, но и иные аналоги собственноручной подписи. Поэто­му разработчики Инструкции предусмотрели возможность исполь­зования в оперативном управлении и информационном обмене меж­ду opганизациями документов в электронном виде, не заверенных ЭЦП, если программные средства организаций позволяют идентифицировать участников управления и информаци­онного обмена и стороны признают такие документы.

Например, согласно положениям новой Инструкции на уров­не организации при наличии локальной сети и/или автомати­зированной системы делопроизводства в случае подписа­ния документа на бумажном носителе по всем правилам озна­комление работников (в том числе ответственных исполнителей) с этим документом может осуществляться без оформления собственноручной подписи каждого работника, исполнителя на первом экземпляре документа — его достаточно поместить в локальную сеть. Однако необходимо, чтобы применяемые в организации программные средства позволяли не только дове­сти таким образом его содержание до всех заинтересованных работников, но и позволяли проконтролировать процесс оз­накомления с документом каждого, кого он касается, а также сохранить сведения об ознакомлении в неизменном виде.

Опыт различных стран показывает, что ЭЦП не является универсальной заменой собственноручной подписи и в ряде слу­чаев удостоверение документов, а также осуществление с ними отдельных делопроизводственных операций без ее использования представляется не менее надежным, но при этом более удоб­ным и практичным.

Также, например, возможность организациям договориться о пересылке документов по электронной почте без использования ЭЦП, предоставленная Гражданским кодексом и отраженная в нормах Инструкции, во многом оправдывает себя, так как в на­стоящее время в Республике Беларусь отсутствует систе­ма удостоверяющих центров, осуществляющих выдачу сертификатов ЭЦП всем желающим: будь то организации или граждане.

В ряде случаев Инструкция не устанавливает жестких пра­вил по использованию документов в электронном виде и в отно­шении работы с ними носит достаточно общий, декларативный характер, так как в настоящее время нормативно-методическая база в Республике Беларусь по применению информационных технологий не позволяет детально регламентировать некоторые вопросы. Так, Инструкцией установлено, что форматы доку­ментов в электронном виде, а также виды используемых материальных носителей для их хранения определяются организацией, если иное не установлено законодатель­ством Республики Беларусь. При этом организации, являю­щиеся источниками комплектования государственных архивов, должны согласовывать используемые форматы с уполно­моченным органом или учреждением Государственной ар­хивной службы Республики Беларусь.

Также Инструкцией установлено, что используемые форма­ты должны обеспечивать подлинность, доступность, це­лостность информации документов в электронном виде и пол­ноту сведений о способах их создания, транспортировки (полу­чения, отправки), хранения с момента их создания (получения) до передачи в архив или уничтожения, в том числе при осуще­ствлении конвертации документов в новые форматы, миграции в новые автоматизированные системы, экспорте из электронной почтовой системы и др. При этом, Инструкция не дает отсылки на какие-либо конкретные акты законодательства или стандар­ты, с организационно-технической стороны регламентирующие на республиканском уровне данный вопрос — подобные докумен­ты в настоящее время еще не разработаны.

На усмотрение организаций оставлены не только вопро­сы удостоверения документов в электронном виде, но и воз­можность их распечатки на бумажный носитель, сканирова­ния бумажных документов с целью размещения в локальной сети, миграции входящих документов в локальные автоматизирован­ные системы и т. п.

Следует отметить, что разработчики Инструкции исходили из принципа сохранения преемственности и единства делопроиз­водственных технологий как при работе с бумажными, так и с электронными документами. Так, Инструкцией установлено, что подготовка и согласование проектов документов в элект­ронном виде осуществляются по правилам, установлен­ным в отношении аналогичных документов на бумажном носителе. Также документ в электронном виде должен иметь все реквизиты, установленные для аналогичного документа на бумажном носителе, за исключением оттисков печатей и штампов. Расположение и оформление реквизитов документа в электронном виде при его внешнем представлении (на мониторе компьютера или при распечатке) должно соответствовать тре­бованиям Инструкции.

Учитывая, что не все нормы работы с бумажными докумен­тами можно «один в один» перенести на практику работы с доку­ментами в электронном виде, разработчики Инструкции предус­мотрели особенности, связанные, например, с подписанием документов.

Впервые Инструкция применяет понятие «электронное дело» в качестве аналога традиционных дел с документами на бумажном носителе, под которым понимается совокупность до­кументов в электронном виде, логически объединенных по опре­деленному признаку (то есть без привязки к физическому разме­щению документов одного электронного дела). В отношении ра­боты с электронными делами Инструкция дает отсылки на об­щие правила и требования формирования и ведения дел (напри­мер, классификация и систематизация документов в дела), но при этом особенности ведения таких дел, в том числе связанные со спецификой конкретных компьютерных технологий, не регла­ментированы и оставлены на откуп организациям.

Что касается хранения документов в электронном виде, то в Инструкции закреплена норма, согласно которой такие документы после их исполнения подлежат хранению в течение сроков, установленных для аналогичных документов на бумажных носителях. Подобный подход и ранее использовал­ся Государственной архивной службой, например, при разработ­ке перечней типовых документов с указанием сроков хранения, поэтому было принято решение закрепить его в Инструкции.

Несомненно, нормы Инструкции в части работы с докумен­тами в электронном виде могут вызвать наибольшее количество дискуссий как в силу недостаточного развития отечественной нормативно-методической базы, так и стихийно сложившейся и различающейся во многих организациях практики работы с по­добными документами. Учитывая это, разработчики по возмож­ности постарались сохранить универсальный (общий) харак­тер включенных в Инструкцию норм. Это позволит на практике применять различные информационные технологии, но при этом в значительной степени обеспечить единство и преемственность теории документов единения и сложившейся практики ведения де­лопроизводства при работе с различными видами документов.

Главный специалист отдела по архивам
и делопроизводству главного управления юстиции Н.Ю. Абрамова

 

Новое в законодательстве. Соглашение об уплате алиментов

Статья  «Новое в законодательстве. Соглашение об уплате алиментов»

     20 мая 2009 года в силу вступил принятый 10 ноября 2008 года Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам взыскания алиментов на детей».  Законом предусмотрена возможность заключения  между родителем, обязанным уплачивать алименты и лицом, получающим алименты, (назовем их далее родителями), Соглашения  о содержании несовершеннолетних (до 18 лет), а также нуждающихся в помощи нетрудоспособных совершеннолетних детей.
     Заключение Соглашения возможно только в случаях добровольной договоренности между родителями, при наличии разногласий заключение Соглашения невозможно.
     Заключается Соглашение в письменной форме и должно быть нотариально удостоверено. Устное Соглашение, а также  письменное Соглашение, не удостоверенное нотариально, являются недействительными.
     Заключение Соглашения по доверенности не допускается в связи с тем, что эта сделка по своему характеру может быть совершена только лично.
     Соглашение об уплате алиментов не может быть заключено, если вопрос о выплате алиментов был решен Брачным договором или Соглашением о детях, а также судебным постановлением. В этом случае действует порядок уплаты алиментов, предусмотренный вышеуказанными документами.
     Заключение Соглашения  возможно независимо от того, вместе или отдельно от детей проживают родители, а также состоят они в браке или разведены.
     В Соглашении об уплате алиментов определяются размер, способ и порядок предоставления содержания детям. Эти условия определяются родителями самостоятельно. При этом не должны нарушаться права и законные интересы детей, то есть размер алиментов, предусмотренный Соглашением, не может быть ниже предусмотренного в настоящее время  законом: на одного ребенка – 25 процентов, на двух детей – 33 процента, на трех и более детей – 50 процентов заработка и (или) иного дохода родителей в месяц. При этом законом установлено, что для трудоспособных родителей минимальный размер алиментов в месяц должен составлять не менее 50 процентов на одного ребенка, 75 процентов на двух детей, 100 процентов на трех и более детей бюджета прожиточного минимума в среднем на душу населения. С 01 февраля 2010 года по 30 апреля 2010 года бюджет прожиточного минимума в среднем на душу населения составляет в расчете на один месяц 255 тысяч 220  рублей, устанавливается Постановлением Совета министров Республики Беларусь и периодически изменяется.
     Соглашением можно установить более высокий размер алиментов, чем предусмотрено законом.
    В Соглашении родители могут предусмотреть, что алименты будут уплачиваться:
—    в процентном отношении к заработку и (или) иному доходу родителя, обязанного уплачивать алименты;
—    в твердой денежной сумме, уплачиваемой периодически;
—    в твердой денежной сумме, уплачиваемой единовременно;
—    путем передачи имущества в собственность ребенка.
      Стороны могут самостоятельно установить порядок уплаты алиментов, к примеру, наличный или безналичный расчет, установить периодичность уплаты: ежемесячно, еженедельно и т.д.
     При удостоверении Соглашения об уплате алиментов путем передачи в собственность ребенка недвижимого имущества, нотариус проверит принадлежность данного имущества плательщику алиментов. Соглашение, предусматривающее передачу недвижимого имущества, подлежит государственной регистрации и является основанием для регистрации перехода права собственности на это недвижимое имущество на имя ребенка.
     В Соглашении можно сочетать разные способы уплаты алиментов, к примеру: установить размер алиментов  в твердой денежной сумме, подлежащей выплате ежемесячно, и дополнительно передать в собственность ребенка какое-либо имущество, принадлежащее плательщику алиментов.
     В Соглашении можно оговорить порядок индексации алиментов, уплачиваемых в твердой денежной сумме, к примеру,  пропорционально увеличению установленной законодательством Республики Беларусь базовой величины или пропорционально увеличению установленного законом бюджета прожиточного минимума в среднем на душу населения.
     Соглашение может быть изменено или расторгнуто в любое время по соглашению сторон. Изменение или расторжение Соглашения, так же как и само Соглашение, должны быть нотариально удостоверены. Односторонний отказ от исполнения Соглашения или одностороннее изменение его условий не допускаются. Если стороны не пришли к согласию об изменении или расторжении Соглашения в добровольном порядке, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с иском об изменении или расторжении соглашения в судебном порядке.
     Соглашение об уплате алиментов может быть удостоверено нотариусом любой нотариальной конторы, независимо от места жительства граждан.  Для этого достаточно  придти к нотариусу с документами, удостоверяющими личность и свидетельством о рождении ребенка, а если речь идет о содержании совершеннолетнего нетрудоспособного гражданина, необходимо будет представить документ, подтверждающий  его нетрудоспособность, к примеру, удостоверение инвалида. Если нотариусу для удостоверения соглашения будут необходимы иные сведения и документы, нотариус вправе самостоятельно истребовать их от государственных органов и иных организаций Республики Беларусь.  
     Нотариус разъяснит гражданам все нормы законодательства, касающиеся удостоверения соглашения об уплате алиментов, внимательно выслушает и составит проект соглашения. Государственная пошлина за удостоверение соглашения согласно  Налоговому кодексу Республики Беларусь составляет 2 базовые величины, в настоящее время 70 000 рублей.

Государственный нотариус первой Гомельской
 государственной нотариальной конторы
С.А.Белова    

 

Семья – это основа общества, его стабильности и благополучия

7 января 2012 г. Президентом Республики Беларусь подписан Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь о браке и семье». Вновь принятым Законом положения Кодекса о браке и семье (далее–КоБС) подвергаются корректировке уже в восьмой раз со времени его принятия (9 июля 1999 г.). Однако если ранее вносимые изменения и (или) дополнения решали лишь отдельные социальные и правовые задачи, не затрагивая основы отечественного семейного права, принятый  Закон обеспечивает комплексную ревизию брачно-семейного законодательства. Изменения внесены  в 113 из 241 его статей, а также в названия трех глав, появились новые статьи.
   Так, изложена  в новой редакции статья «Брачный договор», а также Кодекс дополнен новой статьей «Форма и порядок заключения Брачного договора». В частности, четко, с учетом практики применения, скорректированы условия, которые могут содержаться в Брачном договоре, определяются момент и условия его изменения и расторжения.
   Предметом договора может являться только общее совместное имущество супругов, как уже приобретенное, так и приобретенное ими в будущем. Важно, что при составлении Брачного договора стороны (супруги либо лица, вступающие в брак) могут отойти от равенства долей в общей совместной собственности. Брачный договор, предусматривающий длящиеся права и обязанности бывших супругов после прекращения брака, действует до исполнения таких прав и обязанностей (такие, как алименты на содержание одного из бывших супругов).
   Законом предусмотрено, что если Брачный договор заключен в отношении недвижимого имущества, то помимо нотариального удостоверения, требуется государственная регистрация Брачного договора в организации по государственной регистрации недвижимого имущества и определен порядок такой регистрации.
   Не менее важным в Законе является введение правового регулирования вопросов материнства, отцовства и установления происхождения детей. Закон детально регламентируя брачно-семейные аспекты правоотношений в сфере суррогатного материнства и  применения вспомогательных репродуктивных технологий.
   В действовавшей ранее редакции Кодекса при отсутствии согласия между родителями спор о том, с кем будет проживать ребенок, разрешался судом исходя из интересов ребенка и с учетом его желания.  Кодексом четко не был определен орган, выявляющий мнение ребенка по такому вопросу. Во избежание психологических травм ребенка при его участии в судебном заседании, Законом предусматривается дополнение Кодекса нормой о том, что такое желание будет выявляться органом опеки и попечительства по месту жительства ребенка.
   В целях конкретизации нормативных предписаний о Соглашении об алиментах и разрешения вопроса передачи недвижимого имущества в счет уплаты алиментов, Законом закрепляется, что такое Соглашение, предусматривающее передачу недвижимого имущества в собственность ребенка, подлежит государственной регистрации в организации по государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним и вступает в силу с момента государственной регистрации. Такое соглашение изменяется или расторгается с согласия  органов попечительства, а в случае приобретения несовершеннолетним дееспособности в полном объеме — с согласия ребенка.
   Законом изменен порядок расчета задолженности по алиментам. До принятия Закона при расчете задолженности по алиментам судебный исполнитель исходил из средней заработной платы для конкретной местности, в которой проживает должник. Исходя из того, что плательщик алиментов и ребенок могут проживать в разных населенных пунктах,  Законом устанавливается, что задолженность по алиментам будет определяться исходя из средней заработной платы  работников в целом по республике.
   В действующем Законе разница в возрасте  между усыновителем и усыновленным должна быть не менее 16 лет. Исходя из мировой практики, Законом установлена максимальная разница в возрасте между усыновителем и усыновляемым ребенком в сорок пять лет, то есть не менее 16 и не более 45 лет. При этом  остается возможность увеличить данную возрастную границу при усыновлении ребенка отчимом (мачехой), а также по иным причинам, признанным судом уважительными.
   Закон также предусматривает корректировку норм КоБС, регулирующих национальное и международное усыновление, установление опеки и попечительства, создание приемной семьи, уточнена процедура отмены усыновления, усовершенствована система учета кандидатов в усыновители, определены принципы подбора детей для усыновления, установления опеки и попечительства, направления в приемную семью. Закон впервые закрепляет приоритет родственников ребенка перед другими кандидатами для семейного устройства ребенка на воспитание, однако только с учетом интересов ребенка. Вместе с тем, Закон ужесточает условия усыновления, установления опеки (попечительства) над детьми иностранными гражданами, лицами без гражданства и гражданами Республики Беларусь, проживающими на территории иностранного государства.
   В новой редакции изложены положения, определяющие порядок осуществления патронатного воспитания и воспитания ребенка приемными родителями, родителями-воспитателями детских домов семейного типа.
Необходимо отметить, что выявлению и учету мнения ребенка, достигшего десяти лет, в Законе уделено особое внимание.  В этой связи, согласно Закону мнение ребенка необходимо выявлять при рассмотрении вопросов об общении с ребёнком родителей, лишенных родительских прав, восстановлении его родителей в родительских правах, передачи ребенка в приемную семью, детский дом семейного типа, на патронатное воспитание, а также при выборе опекуна или попечителя.
    Изменился также срок регистрации заключения брака. В частности, такой срок сокращен  до трех дней со дня обращения (согласно в старой  редакции закона брак можно было зарегистрировать не ранее чем через пятнадцать дней со дня обращения,  Кодекс допускал сокращение пятнадцатидневного срока только по решению органа загса). Законом также  закрепляется, что до истечения данного срока, брак может быть заключен в случаях, обусловленных беременностью, наличием общего ребенка  и иных особых обстоятельств.
   До принятия новых изменений   регистрация заключения брака производилась органами загса по месту жительства одного из лиц, вступающих в брак, или их родителей. Законом расширен данный порядок и закреплена возможность производить регистрацию заключения брака в любом органе загса по выбору лиц, вступающих в брак. Учитывая многочисленные обращения граждан о регистрации брака за пределами помещения органа загса (например, возле памятников архитектуры, в других местах), Законом разрешено производить регистрацию заключения брака по желанию лиц, вступающих в брак, за пределами помещения этого органа.
   Кроме того, в соответствии с Посланием Президента Республики
   Беларусь о перспективах развития системы общих судов Республики
Беларусь Законом предусматривается передача  органам записи актов гражданского состояния  полномочий по расторжению брака по взаимному согласию супругов, не имеющих несовершеннолетних детей и спора об имуществе, а также определен порядок и условия такого расторжения.
   Закон вступает в силу  24 июля 2012 года, при этом нормы касающиеся передачи органам записи актов гражданского состояния полномочий по расторжению брака вступают в силу с I января 2013 года.

 

2 марта 2013 года вступил в силу новый Жилищный кодекс Республики Беларусь

2 марта 2013 года вступил в силу новый Жилищный кодекс Республики Беларусь (далее – Кодекс).
   Наряду с кодификацией действующих правовых норм в Кодексе нашли своё отражение нормы, по-новому регулирующие жилищные отношения.
Кодекс состоит из 6 разделов, 32 глав, 225 статей (ЖК 1999 года состоял из 2 частей, 8 глав и 129 статей).     
   По сравнению с ЖК 1999 года существенно изменилась терминология, применяемая в жилищном законодательстве.
Кардинально изменились подходы, применяемые в отношении граждан, которые могут быть отнесены к членам семьи собственника жилого помещения, нанимателя, члена организации застройщиков.
   Дополнены основания для возникновения права владения и пользования жилыми помещениями (по сравнению с ЖК 1999 года), в частности:
    — членство в организации застройщиков;
    — договор пожизненного содержания с иждивением;
    — письменное соглашение о признании членом семьи.
   Кодексом определён порядок заключения и расторжения письменных соглашений о признании членом семьи и порядок пользования жилым помещением.
   Статьёй 24 Кодекса предусмотрена обязательная регистрация таких соглашений в местных исполнительных комитетах, а также порядок расторжения данных соглашений, в том числе в одностороннем  порядке.
   Кодексом как для граждан, так и для организаций введена обязанность обратиться в установленном порядке за государственной регистрацией прав на жилые помещения не позднее 3 месяцев, если иной срок не установлен иными законодательными актами, со дня получения документов, необходимых для оформления прав на жилые помещения,  или заключения гражданско-правовых договоров и в иных случаях.
   Кроме того, граждане и организации обязаны обеспечивать доступ в занимаемые ими или находящиеся в их владении и пользовании жилые и (или) нежилые помещения работников организаций, осуществляющих эксплуатацию жилищного фонда и (или) предоставляющих жилищно-коммунальные услуги.  
   Статьёй 26 Кодекса предусматриваются также и запреты в области жилищных отношений. При этом перечень запретов, перечисленный в п.2 ст.26 Кодекса, является исчерпывающим, и, по сути, их содержание является нарушением правил пользования жилыми помещениями, содержания  жилых и вспомогательных помещений, правил установки на крышах и фасадах многоквартирных жилых домов индивидуальных антенн и других конструкций, правил проведения переустройства и (или) перепланировки и т.д.      
   Кроме того, в отношении граждан установлены дополнительные запреты и обязанности, включая запрет на курение во вспомогательных помещениях многоквартирных жилых домов; обязанность обеспечивать соблюдение нанимателями (поднанимателями) жилых помещений установленных для проживания санитарных и технических требований, правил пожарной безопасности, природоохранных требований и правил пользования жилыми помещениями, содержания жилых и вспомогательных помещений (п.4 ст.26 Кодекса).
   Отдельные обязанности по обеспечению сохранности жилых помещений определены в статье 97 Кодекса.  
   В главе 6 Кодекса определена структура платы за жилищно-коммунальные услуги и платы за пользование жилым помещением.
   В Кодексе  плата за текущий ремонт включена в отдельную строку (в ЖК 1999 года данный вид работ был включён в техническое обслуживание), что позволит улучшить содержание и процесс эксплуатации жилищного фонда. Кроме того, определено, что такая плата будет вноситься не ежемесячно, а по факту выполнения ремонтных работ в конкретном доме.
   Для нанимателей жилых помещений государственного жилищного фонда дополнительно к названным платежам предусмотрено внесение платы за пользование жилым помещением.
   По сравнению с действовавшим жилищным законодательством усилены механизмы защиты прав собственников частного жилья.
   Для собственников установлена возможность не  только перевода жилых помещений в нежилые, но и перевода нежилых помещений в жилые.     
   В Кодексе изменён порядок предоставления собственником прав владения и пользования жилым помещением членам семьи.
   Так, собственник вправе выселить без предоставления других жилых помещений бывших членов своей семьи, не имеющих доли в праве собственности на жилое помещение. В определённых случаях собственник может выселить и членов своей семьи, не имеющих  доли в праве собственности на жилое помещение. Это возможно, если иное не предусмотрено Брачным договором или письменным соглашением о порядке пользования жилым помещением (п.2 ст.95 Кодекса).
   Работники, прекратившие трудовые (служебные) отношения с организацией, предоставившей служебное жилое помещение или жилое помещение государственного жилищного фонда в общежитии, в случае отказа освободить служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии подлежат выселению из него со всеми гражданами, проживающими совместно с ними, в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения.
    Указанные основания выселения граждан, проживающих в жилых помещениях в общежитии, не предусматривают каких-либо исключений по сравнению с действовавшим жилищным законодательством.
   Статьёй 155 Кодекса предусмотрен порядок отчуждения жилого помещения в случае нарушения правил пользования жилыми помещениями, содержания жилых и вспомогательных помещений либо уклонения от внесения платы за жилищно-коммунальные услуги.
   Существенное отличие Кодекса от ЖК 1999 года – ориентация Кодекса на правовую регламентацию в жилищной сфере не только в отношении граждан, но и в отношении организаций, имеющих во владении нежилые помещения.
   В главе 28 Кодекса определены особенности регулирования жилищных отношений с участием негосударственных юридических лиц.
   В Кодексе также урегулированы другие вопросы в области жилищных отношений.

 

Назад     Вернуться на главную